Спецоперация на Украине

«Нас хотели задержать»: волонтёры из Харьковской области — о помощи мирным жителям и бегстве от украинских властей

Жители Харьковской области Стас и Алина успели эвакуироваться в Россию после начала наступления ВСУ в регионе. Если бы они остались в родном селе, то подверглись бы репрессиям со стороны украинских военных. Молодые люди последние полгода помогали налаживанию мирной жизни на освобождённых территориях и развозили гуманитарную помощь нуждающимся.

Харьковчанам — 31-летнему Стасу Гречке и его девушке, 28-летней Алине Исмаиловой, пришлось дважды спасаться от украинских националистов. Первый раз они бежали из Харькова, когда увидели, что бойцы ВСУ разворачивают огневые позиции в жилых домах. Второй раз — 9 сентября, после наступления украинских войск на Изюм и Купянск.

В тот день они развозили гуманитарную помощь из России пенсионерам Купянского района и попали под обстрел в Великом Бурлуке. По словам молодых людей, им повезло, что между домом, в который попал первый снаряд, было ещё два здания — они защитили от осколков. «Во все стороны полетели обломки, дом начал гореть. Мы в панике побежали в сторону парка, надеялись, что туда ничего не упадёт», — рассказывает молодой человек.

Украинцы били по посёлку американскими HIMARS. 

«После попадания такого снаряда от здания остаётся только остов — четыре стены, а внутри все этажи проваливаются до самого первого», — поясняет Алина.

По её словам, украинские войска во время этого наступления действовали по одной схеме — прежде чем зайти в населённый пункт, накрывали его реактивными системами: «В Бурлуке они попали в здание, где были кинотеатр и кафе». 

«Я не верю украинскому телевидению»

Стас и Алина родились и выросли в Харьковской области. В 2014 году молодые люди участвовали в «антимайдановском» движении. Алина вспоминает, как тогда после начала конфликта в Донбассе украинские власти пытались обманывать народ. По телевидению говорили, что ВСУ воюют с российскими войсками, якобы оккупировавшими Донецк и Луганск. Но в соцсетях было много видео от местных жителей, которые рассказывали, как их города бомбят украинские военные.

«Потом в Харьков стали приезжать люди оттуда, беженцы, и рассказывали нам, что их обстреливала именно украинская армия», — вспоминает Алина.

В начале марта, по словам молодых людей, они решили уехать из Харькова на территорию, которую освободили российские войска.

«Мы поняли, что нужно выезжать из Харькова, когда украинские военные, эти нацисты, стали прикрываться мирными жителями, занимать жилые дома и вести огонь с крыш. Мы мониторили чат местных жителей в Viber — люди выкладывали фотографии с позициями украинских военных. Например, в селе Хролы под Харьковом украинские военные оборудовали огневую точку в общеобразовательной школе. В этом же здании было бомбоубежище, куда местные спускались во время обстрелов», — говорит Стас.

Вместе с Алиной он смог выехать из Харькова 8 марта: в тот день Минобороны России организовало гуманитарные коридоры для жителей в том числе Киева, Чернигова, Сум и Мариуполя.

«Уже на следующий день на блокпостах украинские военные стали выдавать желающим выехать повестки о призыве в армию. Так что 9-го числа я бы, скорее всего, уже и не выехал из города», — говорит молодой человек.

  • © Фото из личного архива

Завоевали доверие местных

Из Харькова Стас и Алина переехали в село Григорьевка в Купянском районе, где у молодого человека был дом, оставшийся от родственников. Село, где оставались в основном пенсионеры, произвело на них удручающее впечатление: жители не получали пенсий, в магазинах почти не было еды, а в аптеках — лекарств. Врачей в селе тоже не осталось.

Через два дня после приезда Алины и Стаса в Григорьевку зашли военные ДНР. Первый месяц местные жители сторонились солдат и старались к ним не подходить, говорит Стас. Военные расположились в здании местной администрации.

«В основном это были обычные шахтёры из Донецка, мобилизованные в армию. Они помогали некоторым жителям: приходили к многодетным семьям и делились с ними своей едой — тушёнкой, крупами. Фельдшер из этого подразделения лечил местных: приходил к пенсионерам, ставил уколы, кому нужно было, приносил что-то из медикаментов», — рассказывает собеседник RT.

Стас и Алина решили помочь местным жителям и связались с харьковчанином Сергеем Юдаевым — политбеженцем, которого украинские власти преследовали за участие в движении «антимайдана». 

Ребята написали Юдаеву, что в Григорьевке не работает единственный магазин продуктов, у людей нет предметов личной гигиены, медикаментов и еды. В начале апреля они встретились с волонтёром лично, когда он привёз из России гуманитарную помощь для местных жителей.

«Стали ездить по району, узнавать у людей, что именно им нужно, какая помощь, и передавали эту информацию российским волонтёрам. Местные сначала очень настороженно относились ко всему, что связано с Россией. На самом деле больше половины жителей сочувствуют России, но они боялись, что сейчас поверят, а потом российские военные уйдут и украинская армия, которая придёт на их место, их накажет за «сочувствие», — говорит Алина.

Девушка вспоминает, что были среди местных и те, кто не доверял добровольцам, которые привозят гуманитарную помощь из России. На всякий случай Стас и Алина носили с собой газовые баллончики, но за время их работы они им ни разу не понадобились.

По словам ребят, со временем, когда в населённых пунктах стала налаживаться жизнь, местные доверились новой администрации и военным из РФ, ДНР и ЛНР. Ни в одном из населённых пунктов Купянского района, где они были за последние полгода, мирные жители ни разу не заявили им о преступлениях или притеснениях со стороны солдат союзных войск.

«Например, пенсионеры получали от Украины пенсию — 3 тыс. гривен (около 4900 рублей по нынешнему курсу. — RT). Россия стала платить всем пенсионерам по 10 тыс. рублей в месяц. В июне пенсионерам выдали эту сумму как единоразовую выплату, в начале августа они уже получили её как регулярную пенсию за июль. В начале сентября люди должны были снова получить выплаты, но из-за известных нам обстоятельств этого не случилось. Нам повезло, мы уехали», — рассказывает Стас.



Также на russian.rt.com
«Били американскими ракетами»: глава администрации Харьковской области — о преступлениях против мирных жителей


«Мы успели проехать»

Стас и Алина уверены, что если бы они остались в Григорьевке, то и за ними в течение нескольких дней пришли бы сотрудники СБУ.

«Среди местных жителей были и те, кто яро поддерживал Украину. Я уверена, что как только в сёла зашли ВСУ, то эти жители сразу же рассказали, что мы занимались волонтёрством вместе с россиянами», — говорит Алина.

Стас добавляет, что, как только они оказались в России, в соцсетях ему стали писать угрозы старые знакомые, которые сейчас служат в украинской армии.

«То есть они пришли туда, узнали от кого-то из местных, что мы общались с российскими военными и принимали гумпомощь от России. Видимо, хотели нас задержать, но не вышло. Поэтому стали угрожать в соцсетях», — говорит собеседник.

Волонтёры из России, с которыми пара познакомилась во время работы добровольцами, помогли ребятам освоиться в Белгородской области — сняли им квартиру. Сейчас Стас и Алина планируют найти работу и подать документы на получение российского гражданства.

«Если честно, мы пока очень растеряны. Непонятно, что делать дальше, но надо как-то осваиваться. Мы очень благодарны нашим друзьям-волонтёрам, которые нам помогли. Мы бы хотели вернуться домой, в Харьковскую область, но сделать это сможем, только если там установится нормальная власть. При нынешней украинской власти нам там грозит в худшем случае расстрел, в лучшем — уголовка за сотрудничество с Россией», — говорит Стас.

Источник

Нажмите, чтобы оценить статью!
[Итого: 0 Среднее значение: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»